S.H.I.E.L.D.: Uprising

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » S.H.I.E.L.D.: Uprising » Архив игры. Глава 1 » [03.06.14] Everything's changing


[03.06.14] Everything's changing

Сообщений 21 страница 39 из 39

21

Я обернулась на шаги сзади достаточно плавно и неторопливо — тот, кто двигался так медленно не мог быть врагом, потому как чужие обычно предпочитают стрелять и едва ли не бегать. Я оценивающе оглядела товарища по несчастью, подмечая, что цело у  него, в общем-то, все, за исключением плеча, которое он сжимал рукой. Не надо обладать сверхспособностями и быть семи пядей во лбу, дабы понимать, зачем он это делает. Глядя на его напряженное лицо, а после, когда он подошел ближе, слыша и частое дыхание, мне захотелось еще пару раз выстрелить в лежащие вокруг тела, чтобы и на том свете им неповадно было. Всегда жалко, когда страдают и гибнут хорошие люди, и больно думать о том, что бесчисленное количество преступников всех мастей живет на белом свете припеваючи и ни в чем себе не отказывая. По этой причине я стараюсь редко появляться в Академиях Щ.И.Т.а, чтобы лишний раз не оглядывать на молчаливом обелиске имена тех, кто отдал жизни за мирную жизнь. Иногда мне думалось, знай люди о том, насколько велики жертвы на этом невидимом фронте, человечество могло бы стать добрее.
Я поспешила к Адаму, на ходу пряча пистолет от греха подальше — Бог с ней, с его регенерацией, он все равно человек и ему, по видимости, также больно, как и любому простому смертному. Доброе слово и кошке приятно, а хорошее отношение к тому, кто прикрыл твою спину в тяжелой ситуации и получил, может быть, и твою пулю, вообще закономерно.
— Со мной все относительно в порядке, — кивнула я, вновь растирая кровавые полосы по виску и слизывая с губы алую каплю, — позволь, я взгляну.
Но ответа дожидаться не стала, потому как это было больше риторическим высказыванием. Постаралась почти не давить даже кончиками пальцев на его рану, хотя тут и врачом быть не нужно, чтобы понимать, что пуля навылет не прошла и теперь мучила его. Я легко подтолкнула его к машине, без слов и жестов намекая на то, что ему стоит присесть там. А сама, в который раз оглядевшись, оттащила пару недвижимых тел к обочине, тем самым освобождая себе дорогу на свободу из этой ловушки.
— Сначала нам стоит найти укромное место, где мы смогли бы уйти из-под пристального взгляда ГИДРЫ. Там и вытащим пулю, тем более, здесь точно где-то должна быть аптечка, — поделилась я своими планами (все же, в одной мы уже лодке и почти команда), заводя двигатель и теперь держа путь к полуразрушенным лачугам бездомных. Кто из этих нацистов возьмет на себя смелость искать двух беглых агентов Щ.И.Т.а среди них?

+1

22

- Полностью согласен с вами, - сказал Адам, садясь на соседнее с водительским сиденье, все еще держа правую руку на своем плече, ладонью собрав одежду вокруг и пытаясь заткнуть ею рану. Регенерирует он или нет, от потери крови он тоже будет страдать так же, как и обычный человек, пока организм действительно не начнет восстанавливаться. А еще... Да, существовал один достаточно существенный минус того, что его ранили. Пусть Адам и не голодный, но чтобы его способность не начала использовать собственные ресурсы организма парня, ему нужно поесть, хотя бы что-нибудь, что содержит белок. Иначе ему может стать действительно плохо. Но эта рана заживет. Главное вынуть из нее пулю, а рана затянется примерно за сутки, ну или больше, все зависит от обстоятельств. В любом случае, если они не смогут найти в ближайшее время еду, то тело начнет регенерировать, но неизвестно, насколько во вред это пойдет организму Адама. Поэтому он и озвучил свои мысли:
- Вы не знаете забегаловок в окраине, где можно было бы без опаски купить еду? Просто мне нужно поесть, чтобы регенерация не стала съедать мои собственные силы для восстановления организма. Мне об этом сказали еще в академии, высокобелковая диета, нужно есть как можно чаще после ранений и травм, чтобы организм восстанавливался не себе в ущерб.

Отредактировано Adam Knight (2014-06-02 23:07:28)

+1

23

Дорога теперь была пустой по-настоящему, но отчего-то разлеглось плотным слоем вокруг напряжение. Вроде бы и погони нет, вроде бы теперь уже можно расслабиться и не думать ни о чем плохом, а впереди уже будущее, которое будет спокойнее и приятнее. Я молчала, не зная пока, что говорить. Будущего у нас все равно нет, или же оно настолько туманно, что можно даже не пытаться ничего разглядеть. Хотя, и думать-то не так уж и хотелось. Дело уже шло за полночь, и, как бы не тренировали и меня, и его — природа сна возьмет свое. От нас может зависеть только одно — сумеем ли спрятаться так, чтобы завтра проснуться свободными и живыми? Адам ранен, пусть он даже и восстановится достаточно скоро, да и у меня лицо не для обложки Космополитан. Ко всему прочему, мы убили шестерых и цинично бросили их на дороге. Хоть они и из ГИДРЫ, мы все равно не освобождаемся от исполнения законов и следования морали. Оставалось ли молиться, чтобы нас никто не нашел. По крайней мере, я сделала все, чтобы нас не нашли — проверила даже, чтобы не осталось следов ни протектора, ни обуви на обочине.
Я повернула на одну и лесных дорожек, и деревья подступили к машине еще ближе, тщетно ударяя ветвями по стеклу. Стало, кажется, еще темнее, а движений и звуков добавилось, что заставляло еще больше оглядываться по сторонам. Наконец в гуще сплетенных ветвей я нашла крохотную лазейку, которую и хотела найти. Туда круто и завернула автомобиль. Маленький естественный гараж, находка в нашей ситуации. Все также молча открыла дверцу, с удовольствием по себя отмечая, что здесь росла хоть какая-то трава, а не голый песок. Даже дорога, приведшая сюда, была заросшей — это точно уменьшало количество наших проблем на одну.
Я недолго покопалась в  багажнике, перерывая все медикаменты в аптечке. Бинт, ножницы, пинцет, какое-то обеззараживающее с непроизносимым названием... только то, что будет нужно, ничего лишнего. Побросала в бумажный пакет, который также обнаружился в аптечке — даже если какой-нибудь порядочный полицейский надумает вас пристально оглядывать, это вполне сойдет за скромный обед из Старбакса.
— Пойдем. Заодно отыщем по дороге какую-нибудь забегаловку, — обратилась я к Адаму, отдавая пакет ему в руки и забирая из машины свои водительские права от греха подальше.

+1

24

Выйдя из машины вслед за агентом Хилл, он наблюдал, как она извлекает из аптечки в багажнике медикаменты и складывает их в бумажный пакет. Который впоследствии перешел к нему в руки, и потом он услышал её голос, призывающий следовать за ней. Он молча пошел следом, потому что говорить что либо в этой ситуации... Ну, просто бесполезно, если уж быть откровенным. Что он может сказать? Что он благодарен ей по уши и что готов зацеловать её на месте? Такое поведение не подобает агенту, но все же он действительно ей благодарен, как ни крути, она спасла его жизнь, практически незнакомого ей человека, ведь когда она подошла к нему на кладбище, она не знала, кто он такой и чем он занимается. Но так поступил бы любой агент Щ.И.Т., если так подумать. Когда за одним человеком идет целая толпа вооруженных людей,  выглядящих подозрительно и совершенно не смахивая на представителей правопорядка, думать здесь практически не о чем. В любом случае, это не меняет отношение Адама к агенту Хилл, не отменяет его благодарность. Но сейчас лучше просто молчать, пока они не найдут более-менее безопасное место, в котором сумеют укрыться на некоторое время и быть уверены в том, что их там не найдут и что утром они проснутся, увидят солнечный свет, ну или по крайней мере свое убежище. Это будет просто счастьем для такого, как Адам. Для агента Щ.И.Т., которого разыскивают, хотят схватить и препарировать, чтобы понять процесс его регенерации и воспроизвести его, наделить им своих бойцов. Черта с два. Если его схватят, он лучше умрет, чем что-то расскажет. А если подвернется под руку пистолет, пустит себе пулю в голову. Куда более эффективно, но не факт, что ему так повезет.

+1

25

Оглядываться всю дорогу я не переставала. Это самая важная и одновременно самая вредная привычка для агента. Нет, пару раз подобная осторожность действительно жизнь спасала, но как-то больше полезность этого метода нигде не была оправдана. Может, сегодня все же третьего раза не будет?
Ближе к дороге лес редел, но становился выше, ветви сплетались еще гуще. Можно было идти, кажется, безо всякой оглядки, дорога пустовала... ну, лишь до некоторых пор. Я уже научилась слышать полицейские сирены и видеть красно-синие отблески на расстоянии, до тех пор, пока они смогут застать врасплох. Если так прикинуть издалека, машин со служителями порядка было две, и ехали они достаточно быстро, чтобы совсем скоро быть рядом. Я вполне себе представляла, каким будет расследование об убийстве тех шестерых, в случае, если сначала (или немного позже) найдут нас. Полицейские крайне ленивы и припишут столь вопиющее преступление первым встречным. И быть ими, этими встречными, причем попавшимися весьма глупо (по крайней мере, глупо для профессиональных агентов), мне как-то не очень и хотелось. Да и сомневаюсь, что Адаму хотелось провести дальнейшие свои дни в оранжевой форме и под порядковым номером.
— Мы не будем убивать еще и полицейских. Проблем и так нам будет достаточно, — я схватила Найта за рукав, оттаскивая за дерево и прижимая его к стволу, а после и сама вжимаясь в соседнее. Жалко все же, что ни у кого из вас не было способностей хамелеона. Но, к счастью, сегодня мы уже видимо настрадались достаточно, и теперь угроза свершения правосудия обошла стороной. Сирены стихли за очередным поворотом, а цветной блеск растворился, снова уступив темноте. — Теперь нам придется идти быстрее.
Как бы, здесь быстрее следует слышать как «бегом». Обычная практика в таких случаях — прочесать ближайшую территорию. Пусть там будет немного людей в форме, но они вполне могут добраться до нас. Так что... да, бегом. Когда мы ехали сюда, мне показалось или чуть в стороне действительно была какая-то ветхая заправка?

+1

26

- Да уж, проблем у нас и без того не мало, - выдал в завершение некоего монолога агента Хилл Адам. И лишь когда она пошла вперед еще быстрее, чем раньше, вновь возглавляя их "шествие", он направился вслед за ней, стараясь держаться рядом. Его плечо жгло, ощущение было действительно такое, словно у него внутри зажегся огонь и обжигает каждую клеточку, до которой способно дотянутся пламя. Но ему еще, можно сказать, повезло. Если его тело восстанавливается, когда они извлекут пулю из его плеча, то все затянется, не останется ни следа, когда обычный человек тяжко переносил бы подобное. В отношении этого Адам действительно не завидовал обычным людям, которые не наделены такой регенерацией, какой наделила его природа. Ведь Найт практически не знал проблем, связанных с болезнями и последствиями ранений, его способность проявилась в двенадцать лет и с тех пор развивалась, крепла. Он никогда не забудет, как он впервые регенерировал. Конечно, пробитую гвоздем ладонь трудно назвать чем-то хорошим, но видимо стресс из-за ранения и пробудил в нем тогда его необычный дар. Но сейчас... Если рана начнет зарастать, это станет проблемой, потому что тогда агенту Хилл придется буквально прорезать путь к пуле, сквозь новые ткани. А это не одна из самых приятных процедур. Боль она везде боль, и она для всех одна.

+1

27

Проблемы... у кого их сейчас мало? Только вот просто их уровни разнятся от человека к человеку, причем никакой логики и пропорциональности проследить нельзя. Как и всегда, агентом мог оказаться каждый второй, третий, пятый, десятый в толпе, а случайный встречный, как позднее окажется, на самом деле не такой уж и случайный. Видимо, правило Роджерса «те, кто стреляют в тебя — и есть враги», до сих пор остается актуальной. Даже поздней ночью, в лесу пригорода.
Но бежать все равно не выход. Хотя бы потому, что чем быстрее мы двигались, тем ближе были жилые районы, где глаза и уши были повсюду. А убегающий парень с простреленным плечом несомненно привлечет внимание, особенно после полицейских сирен. Даже на самой старой заправке найдется излишне внимательная старушка, а старшее поколение всегда видит больше, хотя бы в силу жизненного опыта. Эти обстоятельства заранее ставили под угрозу наши планы по спасению, словно затягивая момент, когда наручники сомкнутся на руках. Что же... план Б должен быть всегда, этому долго учат, это часть курса стратегии и тактики. Остановилась я, может, и слишком резко, но это была внезапная мысль, неожиданная идея. Я развернулась к Найту, и в формулировках мудрствовать лукаво не стала, выложив, по привычке, все как есть, не слишком-то прибегая к лирическим эпитетам. Лирика все равно была не мой конек, загадки я придумывать не мастер уровня Фьюри.
— Будем действовать так: ты останешься здесь, а я схожу на заправку и найду тебе что-нибудь поесть. Надеюсь, деликатесами не питаешься? — это, скорее, было вопросом совершенно риторическим, чем реальным; я думаю, что он действительно не считает, что я стану искать для него каких-нибудь лобстеров или тунца в такой глуши? — Потому что, как мне кажется, максимум, на что ты здесь сможешь рассчитывать — какой-нибудь черствый гамбургер и пару шоколадных батончиков. Сомневаюсь, что в таком небогатом пригороде будет еще что-то.

+1

28

- За неимением лучшего сейчас сгодиться и это, спасибо. Будьте осторожнее, - произнес Адам, и, проводив агента Хилл взглядом, отошел немного от шоссе, чтобы его никто не заметил, присел под деревом и начал готовить себя к не самой приятной процедуре. Да-да, он сейчас будет своими руками извлекать пулю из своего плеча. За неимением лучшего, а под лучшим Адам понимает инструменты как раз для такого случая, которые имеются у хирурга, приходиться обходиться подручными средствами. Открыв бумажный пакет, Адам увидел там бинты, то есть перевязать рану он точно сможет, но сначала нужно извлечь из нее пулю. Ему уже сейчас неимоверно больно, а он собирается еще ковыряться в своем плече... Его сознание буквально кричало, что не нужно этого делать, но парень понимал, что если он её не вытащит, рана зарастет и пуля останется внутри. А это значит, что потом придется делать вскрывать то место, где осталась пуля, по новой, то есть, нанося новые повреждения. Нет уж. Лучше извлечь сейчас.
И Адам приступил к делу. Он не притронулся к спирту, не стал обеззараживать руки, потому что знал, что он так или иначе ничем не заболеет. И он полез большим и указательным пальцами в свою рану. От проникновения внутрь Адам испытал боль еще куда более сильную, чем раньше. Да уж, если бы это проделывали пальцы куда тоньше, было бы не так больно, но агента Хилл сейчас нет здесь, поэтому приходится ковыряться самому. Адам сначала никак не мог нащупать пулю, пришлось лезть еще дальше, и лишь в тот момент, рыча от боли и чуть ли не кусая самого себя за руку, лишь бы не заорать, Адам нащупал пулю, схватил её пальцами и через неимоверную боль вынул её из своего плеча. И в этот момент наступил момент облегчения. Боль осталась, но уже была не настолько нестерпимой. Разглядев пулю, Адам отшвырнул её подальше, передохнул минутку-две, приходя в себя после самоличной хирургии, и взялся за бинты.

+1

29

На собственную осторожность мне и осталось только уповать, потому как больше надеяться на что-либо не приходилось. Все выглядело излишне призрачно и эфемерно, рукой шевельнешь — и оно все таяло, растворялось, как и огни машин растворяются в темноте уходящей вдаль дороги. Мир еще с битвы за Нью-Йорк трещит по швам, а тут он, лишившись своего главного столпа, то и дело норовит развалиться на кусочки. И с каждым новым шагом приходиться все чаще смотреть вниз, под ноги, чтобы однажды не оказаться на скользком или хрупком камне и не сорваться в бездну. Только вот с каждым шагом камни шатались все больше, становились излишне гладкими и опираться на них было небезопасно. Здесь уже нет широкого простора для действий — либо остаться на месте, либо продолжать играть в русскую рулетку с судьбой.
Я огляделась трижды, прежде чем выйти из придорожных низких кустов на обочину дороги. Каждый раз мне казалось, что все тихо, и каждый раз какой-то лишний, врывающийся некстати звук нарушал мое мнимое спокойствие. Но даже видя перед собой совсем близко искомую заправку, я столкнулась с проблемой совершенно иного рода — я не слишком похожа на путешественника в костюме, да и машины до полноценной бизнес-леди мне не хватает. Помимо этого все же не нужно было забывать о еще одной проблеме вроде разбитой губы или брови. Придумать легенду о женщине, только вчера получившей права и уже сегодня въехавшей в первое попавшееся дерево?
Но о вариантах прикрытия истинной цели посещения мини-магазинчика я пока решила не слишком-то размышлять — говорят, мысль материальна, а я не слишком-то хочу привлекать внимание и отвечать на лишние вопросы. Моя маленькая миссия заключается только в том, что я должна войти, купить хоть немного еды, которая найдется здесь, и точно также уйти. Перед тем, как ступить под яркий фонарь, освещающий пару бензоколонок, лишний раз стерла кровь и попыталась сделать волосы менее растрепанными, дабы уж точно не намекать на то, что я имела отношение к драке. Толкнула старую скрипящую дверь и вновь привычно осматривая представившуюся картину. Нет, другого я и не ждала, хоть и хотелось бы нечто поприличнее. От этого места точно не нужно было ждать сюрпризов.
— Два гамбургера, шоколадный батончик и бутылку воды, — обратилась я к молодой девушке за кассой. Минус одна проблема, такие люди обычно невнимательны к окружающим и посетителям. Будь я в какой-то другой ситуации, то непременно окрестила бы такое заведение как крайне недружелюбное и второй раз точно бы не пришла. Лицо девушки выражало крайнее презрение, которое читалось и в ее небрежных жестах, и в скривленных губах, и в том, как она, взяв мою двадцатку, отсчитывала сдачу. Если честно, я никогда не проявляла такой щедрости вроде лишнего доллара, оставленного в заведении. Исключительно потому, что люди, разбрасывающиеся даже парой центов, вызывают подозрение и просто, не со зла, запоминаются. Так что особенных угрызений совести я не испытала, а уж «спасибо» эта особа не удостоилась за свое выражение лица. Порой меня поражала ненависть подобных жителей окраин к тем, кто одет хоть немного лучше, чем они сами, и носит с собой больше, чем пачку мелочи.
Уйти я постаралась не то что быстро — скорее, чтобы опять же не обратить внимания на себя. И сразу же мне захотелось покинуть это открытое пространство, укрыться в лесу, за частыми и широкими стволами. К тому же, судя по моим все еще идущим часам, об Адаме мне уже минут десять было ничего неизвестно, а я не слишком люблю пребывать в блаженном неведении. Так что у меня упадет с плеч что-то гораздо большее, чем гора, когда я его увижу. Желательно без лишних увечий и людей рядом.

+1

30

Перевязать себя было делом... нелегким, это уж точно. Он обучен, конечно же, но все равно накладывать самому себе бинты это трудно. Особенно когда плечо все еще нещадно жжет. Но Адам перевязывал, стараясь не думать о том, что он выглядит глупо, а сосредоточившись на своем окружении. Всё-так опасность еще не миновала, и за ним и агентом Хилл все еще могли следовать по пятам бойцы организации ГИДРА, которые буквально жаждут заполучить Адама в свои скользкие ручонки. Большой минус бытия сверхчеловеком - ты лакомый кусочек для подобных организаций и всяких безумных ученых. Кто же не хотел бы разобраться в механизме действия способности Адама и попытаться воспроизвести это в своем теле или в теле своих солдат? Вот именно, претендентов на это наверняка найдется не мало. Но черта с два он дастся кому-то из них без борьбы. Но сейчас... Сейчас нет смысла дергаться. Сейчас им нужно скрыться и затаиться где-то на пару дней, пока не будет уверенности, что те подонки слезли с их хвоста, потеряли их след. Сейчас нужно как можно меньше показываться на глаза людям. Черт знает, вдруг среди простых ребят, которых можно встретить в парке или просто на тротуаре, будет агент ГИДРА? В эти непростые времена может быть все, что угодно. Но если постоянно всех подозревать, можно рано или поздно слететь с катушек. А Адаму еще нужен его рассудок в целости, сохранности и полном здравии. Хотя тут еще можно поспорить, в целости ли его рассудок. Другой бы не сразу полез в свою рану и сам стал бы вытаскивать пулю, несмотря на неимоверную боль. Но это же Адам. Он ведь от природы немного странный.

+1

31

Сначала мне на секунду показалось, что я совершенно забыла то место, куда мне следовало попасть. Потом разыгралась на полную катушку мысль о том, что к месту я иду правильному, но Адама там уже нет... К тому же, обостренные до предела инстинкты, первобытные, подогретые темнотой и излишне зловещей тишиной леса. Здесь всегда не знаешь, с какой стороны на тебя бросится какой-нибудь зверь или, того хуже, человек, а обостренные до предела чувства, пожалуй, только мешали, заставляли оборачиваться по нескольку раз. Ввиду этого шла назад я гораздо дольше, но зато убедилась в том, что здесь кроме нас никого не было. По крайней мере, я так считала и пока, видимо, это совпадало с реальностью. Неожиданная перемена.
Заметить Найта, прислонившегося к стволу дерева, можно было шагов с двадцати. Подойдя ближе, все же нечто действительно изменилось, по крайней мере в самом парне. Я присела перед ним, оглядывая — лицо его было гораздо более искаженным, а зубы плотно сжаты. Потом все же увидела кровь и окровавленные бинты рядом, и несколько ошеломленно посмотрела на немного сгорбившегося Адама.
— Ты... ты что, пулю вытащил? — выдохнула я. Конечно, черт их знает, этих людей со способностями, но это все равно было как-то... слишком. Хотя, в нашей работе, все всегда было излишне. Я протянула ему пакет, сделав вид, что совершенно этого не заметила и ничего не говорила, — держи.
Потом повернулась к тому, что еще осталось от спешно собранного пакета первой помощи. Оторвала немного бинта, смочила в антисептике и приложила к брови. В отличие от некоторых, кто может залечивать раны с невообразимой скоростью, я не отличалась такими способностями, и приходилось обходиться подручными средствами, чтобы не умереть от какой-нибудь мелочи вроде заражения крови.
— Готов идти или сначала перекусишь?

+1

32

- Это кажется таким удивительным? Я же быстро восстанавливаюсь. Если бы я не вытащил пулю, она так и осталась бы внутри моего тела и причиняла бы мне боль. Плюс потом пришлось бы резать, чтобы добраться до пули, ведь отверстие то заживет. Так что мне было пусть и жутко больно, но зато я избавил себя от мучений, - произнес Адам, а после взял из рук агента Хилл пакет, который она принесла с собой, и сказал ей:
- Спасибо вам. Вы уже во второй раз спасаете мою жизнь, - и он не преувеличивал. Однажды его ранили, а поблизости не было магазинов... Миссия была завершена, но Адам слег на несколько дней от сильного истощения, потому что его тело воспользовалось собственными ресурсами для заживления раны. Вот тогда ему было действительно очень плохо. Его способность, конечно, имеет больше плюсов, чем минусов, но минусы у нее достаточно серьезные и опасные в долгосрочной перспективе. Если бы миссия не была завершена, и его бы не отправили в лазарет, кто знает, что бы с ним стало. Но Адам предпочитает об этом не думать. В любом случае, все обошлось, сейчас он жив, не совсем здоров и цел, но главное что жив, а раны заживут, как заживали до этого. Нужно немного времени, что процесс восстановления начался. В конце концов, Адам буквально минуты три назад ковырялся в своей ране, дабы вытащить из нее пулю. Ему до сих пор больно, до сих пор рану жжет так, словно к ней приложили раскаленное добела железо, но Адам знает, что это скоро пройдет.
- Я думаю, нам обоим нужно передохнуть. Вам уж точно. Присядьте, покушайте вместе со мной, - произнес Адам и улыбнулся.

+1

33

Для кого-то может и обыденно, для кого-то и заживление ран — нонсенс. В конце концов, в мире существовало не так много, как кому-нибудь хотелось, людей со сверхъестественными способностями, так что сидящий передо мной парень был своеобразным реликтом то ли уходящей эпохи особенных людей, то ли наоборот, вестником будущей. Я не стала ничего уточнять про скорость действия его способности, потому как все и так было предельно ясно — чувствовать еще больше боли не хочется никому, а вот от нее у него иммунитета точно нет, судя по всему. Так что смысла его винить не было никакого, да и каждый знает, что для него более подходящее, особенно в вещах как собственное здоровье.
— Благодарить будешь говорить тогда, когда мы отсюда выберемся, — кивнула я Адаму. По сути, благодарностей, конечно, дожидаешься редко, но за свою работу, которую так или иначе должен выполнять, их ждать и ненужно. Да и к тому же есть простая человеческая совесть и сострадание, а за них уж точно благодарности не нужны. То, что должно быть естественно и всеобъемлюще, не требует никаких одобрений и признания.
Все же, Найт был тем, кого обычно называют идеальным человеком. Еще одна причина, почему стоит вытащить его из всей той заварушки, в которую он вляпался по уши — такие люди должны жить как можно дольше, да и я к подобным личностям питала хоть немного уважения. Оставаться таким и не покупаться на все прелести обратной стороны мира многого стоит.
— Спасибо, я не голодна, — а если бы и была голодна, все равно не стала бы есть. Надеюсь, что он тоже это более чем понимает. Решив, что простоять на ногах все это время будет совершенно ненужным и необдуманным выбором, я опустилась на землю рядом с парнем и прислонилась к стволу дерева, запрокидывая голову и прикрывая глаза. Не знаю, почему все именно так, но в темноте лучше думается. Думаю, что и сейчас она поможет придумать как двигаться дальше.

Отредактировано Maria Hill (2014-06-25 10:29:33)

+1

34

Наблюдая, как агент Хилл присаживается недалеко от него, прижимаясь спиной к стволу дерева, Адам почувствовал себя... неуютно, что ли. Нет, это не из-за нее, не из-за её слов, просто кушать в такой обстановке и знать, что ей наверняка тоже хочется есть, но она специально отказывается... Ну не мог он себе этого позволить. С другой стороны, здравый смысл шептал ему, чтобы он немедленно начинал есть, иначе это негативно скажется на его здоровье. И по сути, оно было право, если он не поест, то организм вполне может снова начать заимствовать собственные ресурсы, и не факт, что его тело справиться с такой раной без подпитки. И, повинуясь желанию прожить в этом мире как можно дольше без каких-либо проблем со здоровьем, Адам начал кушать. Всё-таки, чтобы выбраться из этой передряги, ему нужно быть целым и невредимым. Способность восстановит его организм в первозданный вид, но чтобы во время этого самого восстановления не было никаких казусов, лучше всё-таки заправиться. Кто знает, в какую передрягу им предстоит вляпаться. Но в любом случае Адам будет бороться. Он не из тех, кто когда ему приставляют холодное дуло пистолета к голове, начинает просить о пощаде или отмазываться, предлагая информацию. Если уже ему суждено умереть, значит так тому и быть. Он даже под пытками не выдаст информацию. Он слишком принципиальный, и если расколется, то потом будет очень длительное время упрекать самого себя за это. Посчитает это предательством, не меньше. И еще долго не будет доверять самому себе.

+1

35

То добро, которое ты делаешь сегодня,
завтра люди забудут.
Все равно делай добро. ©

И как описать происходящее? Плохо, очень плохо, ужасно, отвратительно? Мне, наверное, такая ситуация могла присниться только в кошмарном сне. На агентов нападают свои же, полиция только и ищет поводов побольше навесить на честных служителей закона выдуманных и часто смешных преступлений. Честно говоря, лучше бы занялись ГИДРОЙ, но от нее они пугливо отдергивают руки как от раскаленной сковороды и ничего не предпринимают, пуская на самотек самую главную свою проблему. А думал ли кто-нибудь о таком будущем, когда все улицы, весь мир с благоговением шептал имена Мстителей, спасших планету от инопланетян? Хотя, какое им было думать... может, супергерои Земли и купались в славе, как делают до сих пор, пользуясь былым триумфом, а группы агентов еще долго собирали оставленное оружие читаури, защищали благие намерения команды от нападок со стороны правительства и оправдывали необходимость, вынужденность разрушений. И когда Щ.И.Т.у понадобилась помощь, организацию обрядили в черное, обвинили в предательстве, как будто не было ничего... в мире действительно нет справедливости и благодарности.
Я из-под прикрытых век наблюдала за Адамом — ни дать, ни взять потерявшийся щенок на улице, которому прохожий положил чуть-чуть еды, и он, воровато оглядываясь, будто виноват в том, что сейчас съест положенную ему еду. Что же вы делаете, что же вы делаете?.. А потом говорите о том, что больше нет людей, которые готовы до последней капли крови защищать собственную страну — сами рушите хотя бы то, что не смогли еще разрушить, и кто из нас тогда подельники ГИДРЫ? Найта я не торопила, давая ему возможность хоть где-то почувствовать себя в покое, без неустанного бега от невидимых противников.
— Готов идти? — спросила я, когда он проглотил последний кусок. Это все рано было мнимое спокойствие, самовнушение, нежели настоящие расслабление.

+1

36

- Да, готов, - произнес парень, поднимаясь на ноги. Он все еще чувствовал себя неудобно из-за того, что он все съел, а агенту Хилл не досталось ничего. Да, она отказалась сама, и ему следовало бы не чувствовать того, что он чувствует сейчас. Но Адам был бы не Адам, если бы не чувствовал того, что чувствует. Она спасла его, буквально спасла его шкуру от бойцов ГИДРА, и в итоге даже не перекусила вместе с ним, хотя заслуживала этого больше всего. Он неудобно чувствовал себя из-за такого расклада. Ну вот хоть убейте, он чувствовал себя виноватым. Агенту, обычно, не положено чувствовать такого. Мол, делай все для того, чтобы выжить. Но сейчас он не один. А с агентом, да еще и старше его по уровню. Ни много ни мало она его начальница, по сути. Тут возникает диллема, а если бы он ей не подчинился, она бы устроила ему выговор? Эта мысль заставила Адама улыбнуться, когда он последовал за Хилл. Денек выдался жаркий. Даже на кладбище ему спокойно сходить не дали, изверги долбаные. Перебить их всех за то, что они просто существуют. Но тогда они будет ничем не лучше их. Убивать просто потому, что ты их ненавидишь, просто потому, что не хочешь, чтобы они ходили по этой земле и дышали чужим и твоим воздухом - это не дело. Адам выше всего этого. Он был выше всего этого еще до вступления в Щ.И.Т., и будет таким всегда. Это всегда будет отличать его от тех подонков, что они ловят и сажают за решетку. И когда нибудь настанет день, когда они найдут, отловят и посадят всех, кто помогал организации ГИДРА. И он с удовольствием будет запирать камеры этих поганцев на замок. Да, злорадство ему не чуждо. Но он никогда не показывает его. Оно всегда таится внутри, в самых глубинах подсознания.
- Нам нужно найти убежище, - произнес парень, нагибаясь, дабы не встретиться лицом с веткой. Минус высокого роста.

+1

37

Мне или казалось, или же Адам действительно стал больше упираться взглядом в землю? С чего же? Боялся споткнуться? С его немалым ростом больше следовало опасаться не торчащих корней, а нависающих веток, которые так и норовили хлестнуть по лицу молодого человека. Что же приводит таких в Щ.И.Т.? Одно дело отстаивать справедливость в полиции, где все, что попадает в категорию «очень плохо», заканчивается на серийных убийцах. Я тоже хотела быть частью этого организма правосудия, да и к тому же смешные истории про полицейских, которые любят больше работы только пончики, мне нравились. И пончики, кстати, тоже были великолепные, по крайней мере в Чикаго так точно. В общем-то, в некотором роде полицейским с я стала, только пончиков больше и не поела — глупо было на такую мелочь отбирать у себя самой даже десять минут сна.
Хотя, раз уж Найт — сверхчеловек, то, возможно, у него не было выбора, чтобы выжить. Это обычно самое страшное, остаться перед таким выбором и быть вынужденным идти, может быть, по дороге, которая не по душе. Легко бороться за то, во что веришь всем своим естеством, и тяжело разделять те взгляды, которые тебе чужды, но которые должны быть тобой приняты — выбора ведь нет.
— Я думаю, мы вполне можем укрыться на время в тех лачугах за перекрестком. Не знаю, живет ли там кто-то из местных, но вполне возможно, что местечко для нас найдется, — поделилась я размышлениями. Может, и у агента есть какие-нибудь занятные мыслишки. Совсем недалеко от дороги (здесь уже запах леса смешивался с ароматом теплого асфальта, а значит это было совсем близко от того самого перекрестка) я повернулась к нему: — Есть телефон?
Надеюсь, он поймет, что я не звонить собираюсь. Из своего я вытащила карту и присела около какой-то прекрасной пушистой ели, разгребая руками мягкую землю (все же хорошо, что это июнь, а не какой-нибудь январь). Мы оставили массу улик против себя, и если оставим при себе мобильные — будет выглядеть как самоубийство, совершенно не достойное агентов секретнейшей организации.
— Закопай по отдельности, в разных местах. Если найдут что-нибудь, то хотя бы не подставим друг друга. Лучше было бы, конечно, сжечь, но сейчас это будет еще хуже.

+1

38

- Ну, вообще-то меня ищут. И носить с собой мобильный это немного... знаете, немного самоубийственно. Проще уж тогда было прийти в наш бывший штаб и попросить и попросить застрелить меня, - казалось бы парень, взращенный в условиях различных гаджетов, не говоря уже просто о телефоне, и вдруг ходит без него? Но он ведь не дурак. Когда тебя ищут, нужно свести все контакты к минимуму, умело заметать следы либо вообще их не оставлять. И делать так, чтобы мишень на твоей спине или лбу появлялась как можно реже. К тому же, он ведь агент секретной организации. Там в первую очередь учат хранить секреты и никаким образом не выдавать того, что ты знаешь что-то, что может угрожать городу или стране абсолютным крахом. Так что это объясняет отсутствие у Адама технике, по которой его могли бы вычислить.
- Идемте к лачугам? - произнес парень и посмотрел на агента Хилл.
- В какое же дерьмо я её втянул... - подумал Адам. Но если бы не она, его бы, наверное, уже разбирали бы по кусочкам, или, что еще хуже, убили бы. А ему хотелось жить. Очень сильно хотелось. Но он не стал бы ради этого желания идти по головам и подставлять людей. Все люди смертны. Просто кто-то уходит раньше, кто-то позже. И Адаму очень хочется уйти как можно позднее. Хотя, при его образе жизни и при его... работе, странно, что он вообще задумывается об этом. Слишком уж опасный у него удел. Но он сам согласился стать агентом. Его никто не принуждал и не заставлял. Это был сугубо его выбор. И он рад, что сделал его. Он бы ничто не стал менять в своей жизни, даже если бы у него был шанс.

0

39

В отдельные моменты мне становилось страшно от того, какой враг был у нас. Агентов, подобных Адаму — десятки тысяч. И каждый из них обладает лучшими в мире навыками, лучшим в мире оружием. Только потому, что были еще верные агенты, руки не опускались. Я еще раз бросила взгляд на Найта, отряхивая руки от песка и иголок. Верно, был он неплохим агентом... хотя, уничтожение всевозможной электроники — первое правило из тысячи для тех, кто решил залечь на дно. У некоторых, вроде Романофф, эти правила были в крови, что позволяло ей опускаться так глубоко и так идеально, что сравнимо с глубиной Марианской впадины.
— И давно они за тобой гоняются? — нет, это даже не праздное любопытство. От того, насколько сырой и горячий след, может многое зависеть. Например, уровень и обученность гончих, что идут по следу. — Да, пойдем.
Я еще раз оглянулась — это глупцы придумали аксиому о том, что, убегая, не нужно оглядываться. Этот нехитрый жест помогает вовремя скорректировать любой план и изначально неудачный исход превратить в относительно счастливый. Но, видимо, на сегодня запас приключений и испытаний закончился в Небесной канцелярии. На пути я не встретила ни единого лишнего шороха, лишнего движения, что могло бы испугать и заставить бежать, скрываться, прятаться. Даже автотрасса оказалось пустынной, пахнущая мокрым, распаренным асфальтом, однако ни слева, ни справа не мерцали даже огоньки фар. Если вечер начался неудачно, то, может, хотя бы закончится он не настолько ужасно?
И все же, такую открытую местность я не любила и поспешила скорее укрыться в тени ветхих домиков. Выбрав наименее разрушенный (или хотя бы тот, у которого была цела крыша), я толкнула дверь, которая поддалась бы, наверное, и толчку пятилетнего ребенка. Мне открылась, в общем-то, самая обыденная картинка — осыпавшаяся штукатурка, наполовину сгнившие деревянные доски и балки, еще уцелевшие дешевые обои у потолка...
— Ну, не пятизвездочный отель, но для того, чтобы спрятаться, лучше не найдешь. По крайней мере, сомневаюсь, что сюда кто-то заглянет, — кивнула я, пропуская агента. Главное, чтобы ни никого из нас ночью не упала еще одна сгнившая деревяшка, сорвавшись с проржавелых гвоздей.
Ну и к черту, главное, что мы живы.

+1


Вы здесь » S.H.I.E.L.D.: Uprising » Архив игры. Глава 1 » [03.06.14] Everything's changing


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC